Топ новости
Топ Новости

Знаки четырех гербов, или История, которую хранит старый костел

0 8

Блуждают ли здесь призраки и какие тайны скрывают стены древнего памятника архитектуры в проекте Укринформа «Точка на карте»

Костел Непорочного Зачатия Девы Марии – одно из самых старых зданий Ивано-Франковска. Здесь он возглавляет список достопримечательностей архитектуры национального значения. Каждый год бывший костел посещает до 30 тысяч туристов. Большинство из них приходят в храм осмотреть лучшую коллекцию сакральных произведений Галичины. Ведь сегодня в бывшем костеле, где находится усыпальница семьи Потоцких, работает Музей искусств Прикарпатья.

ХРАМ-УСЫПАЛЬНИЦА ПОТОЦКИХ

Костел Непорочного Зачатия Девы Марии строили в бывшем Станиславове (теперь Ивано-Франковск) на основе чертежей французского инженера-архитектора Франсуа Корассини, который был придворным польского шляхтича Андрея Потоцкого. Храм строили около 30 лет. Есть документы, что его освятили в 1703 году и посвятили Деве Марии. Некоторое время ученые даже считали, что костел носит название Пресвятой Девы Марии. Позже все же установили, что точное название храма — Непорочного Зачатия Девы Марии. Это доказывает сюжет иконы, которая в свое время украшала главный алтарь римско-католического костела. Ныне здесь хранится только ее печатная копия, а сама икона после 1946 года оказалась в польском городе Ополе. Довольно долго храм Непорочного Зачатия Девы Марии был не только польским костелом, но и усыпальницей семьи Потоцких, которые являются основателями города.

«Вот в этой крипте с XVII века хоронили представителей рода Потоцких. Здесь были похоронены Андрей Потоцкий, его жена Анна из Рысинских, старший сын Станислав Потоцкий, который погиб в битве с турками под Веной. Это была важная битва, потому что тогда считали, что если падет Вена, то падет и вся Европа. С наших земель пошли войска на Вену, и частью их руководил молодой 23-летний Станислав Потоцкий. Он погиб в первый день битвы. Исследователи утверждают, что сердце Станислава похоронено в Францисканском соборе Вены, а забальзамированное тело привезли для погребения в семейной усыпальнице», — рассказывает руководитель научно-методического отдела Музея искусств Прикарпатья Наталья Доскалюк.

До сих пор существует версия, что Андрей Потоцкий назвал город Станиславов в честь своего старшего сына. Впрочем, сейчас исследователи утверждают, что крепость Станиславов существовала еще раньше, чем у Потоцкого родился сын. Поэтому более вероятной им кажется версия о названии города в честь отца Андрея Потоцкого, которого тоже звали Станислав.

«Отец Андрея Потоцкого имел старостинский замок в Галиче. Когда это город утратил оборонное значение, он задумался о новой крепости, которая бы оберегала земли Речи Посполитой. Тогда и возникла идея, что в междуречье двух Быстриц, в болотистой местности, надо возвести крепость. Он за собственные средства выкупает эти земли. Сейчас есть информация, что будто бы он своим плугом вспахал границы крепости. Андрей Потоцкий продолжил дело отца и взялся за перестройку города. В семье Потоцких считали, что их покровителем был Святой Станислав и этим именем называли мужчин через поколение. Сына Иосифа Потоцкого, младшего сына Андрея, тоже звали Станиславом», — отмечает Наталья Доскалюк.

ТАЙНЫ КРИПТЫ

Последнее богослужение в костеле состоялось в 1957 году. Уже через пять лет интерьер польского костела Непорочного Зачатия Девы Марии подвергается полному разрушению. Тогда же останки многих членов семьи Потоцких из их усыпальницы просто исчезли. Поговаривают, череп Станислава Потоцкого оказался в морфологическом корпусе мединститута. Но ни одного документального подтверждения этого факта не существует.

«До наших дней в крипте остался мраморный саркофаг Виктории Лещинской – жены Иосифа Потоцкого. Еще есть два небольших гроба из камня. Предполагают, что в них были похоронены внуки младшего сына Потоцкого, Иосифа, которые умерли от холеры. Сам Иосиф тоже был похоронен в этой усыпальнице», — говорит Наталья Доскалюк.

По ее словам, существует ряд исторических источников, где описано, с какими почестями хоронили младшего сына Андрея Потоцкого. В частности, польский писатель Франтишек Карпинский оставил свои воспоминания о церемонии погребения. Сам он еще ребенком наблюдал за этим действом. Тогда в храме был установлен катафалк с гробом, алтарная часть костела была обшита дорогой тканью, украшена гербами и военными знаками. В костел на лошадях заезжали воины, которые ломали здесь копья и падали на пол, выражая таким образом свое горе. Из-за этого местные жители говорили, что военные будто бы превратили храм в конюшню.

Кроме усыпальницы Потоцких, в храме до сих пор хранятся крипты (нижний храм – авт.) под западным и восточным нефами (часть храма возле алтаря – авт). По одной из версий, там похоронены служители костела. Подземные ходы храма до сих пор не исследованы. Существует предположение, что все крипты были соединены между собой, а подземные ходы были выложены камнем от дворца Потоцких до их усыпальницы. Еще одна версия говорит о том, что из храма можно было выйти подземными ходами возле реки Быстрица, такое было предусмотрено для бегства горожан в случае опасности.

На вопрос, не блуждают ли сегодня призраки в музее, Наталья Доскалюк с улыбкой отвечает, что нет. Но признается, когда один из их работников захотел сделать фотографию возле усыпальницы Потоцкого с портретом Богдана Хмельницкого, ни один снимок после нескольких попыток так и не получился.

ГАЛИЦКАЯ ИКОНОПИСЬ

Даже после двух мировых войн и разрушений в 60-х годах, храм с семейной усыпальницей Потоцких таки выстоял. Через несколько лет сюда заселился Музей археологии и минералогии Института нефти и газа. А с 1975 года здесь начались ремонтные работы, чтобы открыть в этих стенах областной художественный музей. Очевидно, тогда было принято окончательное решение, что костел больше никогда не будет функционировать как культовое сооружение. Так Музей искусств Прикарпатья получил и сохранил одну из древнейших достопримечательностей города.

Гордостью экспозиции в Музее искусств Прикарпатья остается культовая скульптура, которая была частью алтарей этого костела и иконопись, которую нашли в закрытых советской властью храмах области. Их датируют XVI-XIX веками. Жемчужиной нашей экспозиции остается пять скульптур Георга Пинзеля, из них три ангела были украшением выставки в Париже, где несколько лет назад презентовали творчество украинского скульптора. Сегодня музей ограничен в том, что здесь можно экспонировать. Ведь под куполом бывшего храма не все современное искусство можно демонстрировать и при формировании экспозиции мы учитываем это», — говорит руководитель отдела Музея искусств Прикарпатья.

В алтарной части экспонируются три иконы из церкви села Космач, которую, согласно легендам, называют довбушевской. Это – «Святая Параскева», «Николай» и «Два апостола». Их можно видеть в фильме Параджанова «Тени забытых предков».

«Это большая удача, что они остались жить, потому что через несколько дней их ждала судьба церкви, где снимали фильм. Она сгорела. Есть версия, что его подожгли намеренно. К счастью, эти иконы сохранены и не повреждены. На них – подражание византийской традиции, где присутствуют графичность, контурность, плоскостность в трактовке образов святых», — отмечает Наталья Доскалюк.

МОЩИ ВИНСЕНТА И ПЕЙЗАЖ С ТЕЛЕГОЙ

Всего в Музее искусств Прикарпатья сейчас хранится около 13 тысяч экспонатов. Его здание считают уникальным памятником галицкого барокко. О пышном убранстве бывшего храма сейчас рассказывают не только черно-белые фотографии 30-х годов, но и остатки двух роскошных балдахинов над приделами Святого Иосифа и Святого Винсента. Последнего долгое время считали покровителем Станиславова.

«В алтаре Святого Винсента, с восточной стороны, в мраморной гробнице, которую поддерживали два ангела, которые теперь экспонируются (правда, у них отсутствуют кисти рук, это — работа воинствующих атеистов), хранились мощи христианского мученика Винсента. Их нашли в катакомбах Рима и подарили из рук Папы Иннокентия XI защитникам Станиславовской крепости за то, что они отбили нападение турок. Это был 1679 год. Эти мощи в свои 19 лет получил Станислав Потоцкий, который и привез их сюда. Тогда были списаны книги о милости и оздоровлении, которые даровались людям. Мощи Святого Винсента тоже в свое время бесследно исчезли из храма», — отметила Наталья Доскалюк.

Картинное достояние музея будто дополняет эту историю. Совсем недавно исследователям удалось выяснить происхождение произведения «Пейзаж с телегой», автор которого пока остается неизвестным.

«Эта картина относится к концу XVII века. Ее история очень интересна. Андрей Потоцкий в свое время отправил сына Станислава путешествовать в Рим. Именно тогда 19-летнего юношу принимает на аудиенцию Папа Иннокентий XI и дарит мощи Святого Винсента. Далее юноша едет во Францию, а оттуда – в Бельгию. На корабле происходит несчастный случай — загорелись запасы пороха. Спастись удается Станиславу, который везет святые мощи, и нескольким членам команды корабля. Их находят фламандские рыбаки. Тогда мир узнает, что мощи Святого Винсента спасли людей в корабельной катастрофе. Один из художников даже создает гравюру по преданию этого события, которая лишь подтверждает, что вся эта история была реальностью, а не мифом. Чтобы вернуться домой, Станислав остается в Европе, где присмотрел пять картин для имения Потоцких. Вот этот «Пейзаж с телегой» — одна из них. Предполагаем, что она может принадлежать одному из учеников Рубенса», — рассказывает главный хранитель фондов Музея искусств Прикарпатья Виктор Доскалюк.

ЗНАКИ ГЕРБОВ И «ГОЛГОФА»

Известно, что само здание храма расписали значительно позже, чем украсили его скульптурами. Тогда все убранство костела зазвучало в едином стиле барокко. Позже все было закрашено, а реставрация прошла только в начале 90-х. Уникальные фрески удалось восстановить, часть росписей на сводах – законсервировать. Но никто не обращал внимания на четыре герба в ризнице храма. Только в 2003 году польский исследователь Ежи Петрус описал изображение. И вот совсем недавно Виктор Доскалюк открывает за знаками геральдики имена тех, кому принадлежали эти гербы.

«Здесь на стене есть герб семьи Потоцких, польский герб, для которого характерны национальные цвета этой страны, и еще два герба, которые до сих пор никто не исследовал. Это — явно церковная геральдика. До сих пор не было известно, кому они принадлежат. Поэтому я взялся за исследование. Выяснил, что вот этот третий герб, где есть кольцо, руки, стрела и шлем, называется «Огоньчик». Им пользовались в свое время 560 семей Латвии, Польши, Беларуси и Украины. В перечне фамилий этих семей упоминаются Твардовский. Кроме этого, на гербе есть архиепископские регалии. Количество кистей по обе стороны галеро (кардинальский шляпа), а их здесь 20, означает, что герб принадлежал архиепископу. Следовательно, есть все основания утверждать, что герб принадлежал Львовскому архиепископу Болеславу Твардовскому, который был инициатором восстановления храма в 30-х годах прошлого века», — рассказывает Виктор Доскалюк.

Четвертый герб на стене в здании бывшего храма Виктору Доскалюку тоже удалось прочитать. Он принадлежал епископу Євгениушу Базяку. Именно он в 1958 году рукоположил в епископа Кароля Войтылу, который потом стал Папой Римским.

«Здесь на гербе изображены якорь и рыба. В фильме «Изгой», который сняли в Польше в 2017 году, упоминается, что в 1931-34 годах он был настоятелем в Приходском костеле Станиславова. Епископ был причастен к восстановлению его уникальных росписей. На его могиле в Вавельськом кафедральном соборе в Кракове тоже изображен якорь и символизирует этот якорь надежду. В Библии даже упоминается, что надежда – это якорь души», — отметил Виктор Доскалюк.

Что касается рыбы, говорит исследователь, то это один из самых древних христианских знаков, который символизирует Иисуса Христа. Раньше места, где собирались первые христиане в Риме, обозначали «рыбой», чтобы воины, которые их преследовали, считали, что это всего лишь рыбные лавки.

Автор этих гербов — Иосиф Смучак, который проводил реставрацию фресковой стенописи в 1933-1935 годах. Предположительно, он является автором и «Голгофы» — сюжетной композиции, которая была снаружи на северной стене храма Непорочного Зачатия Девы Марии. Сейчас эта уникальная фреска, которую создавали с элементами барельефа, скрыта под слоями беспощадных белил. Если бы ее удалось восстановить, говорит Виктор Доскалюк, это стало бы невероятным подарком для жителей и гостей Ивано-Франковска.

Ирина Дружук, Ивано-Франковск

Фото автора

Украина на ukrinform.ru

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.