Семён Серзин выпускает премьеру про компромиссы во «время колокольчиков»

Семён Серзин выпускает премьеру про компромиссы во «время колокольчиков»

Сегодня и завтра, 11 и 12 мая, в Театральном центре «На Страстном» в Москве пройдёт премьера спектакля Семёна Серзина «Общага на крови».

Московская премьера петербургского «Невидимого театра» основана на дебютном романе Алексея Иванова «Общага-на-Крови». Журнал ТЕАТР. уже рассказывал ранее о том, что дебюты будут и в самом спектакле — помимо постоянных резидентов «Невидимого», в этой работе Семёна Серзина будут заняты и «новые лица», в том числе те, кто в спектаклях Серзина никогда не играл.

А о том, как и зачем сегодня артистам, окончившим вузы десять лет назад, играть перестроечную историю про студентов, Семён Серзин рассказал журналу ТЕАТР.: «Взгляд героев на мир, конечно, очень связан с их возрастом, юношеским ощущением жизни. Такой оголтелый поиск смысла, которым ты очень пытаешься всё нагрузить, когда у тебя, как у героев этого романа, в жизни ничего нет, ты только начинаешь. И вот ты ищешь направление, очень хочешь чего-то добиться, у тебя на всё есть своя точка зрения — ты на самом деле не понимаешь, как всё устроено, но изо всех сил делаешь вид, что понимаешь, и говоришь о каких-то высоких вещах. Это, конечно, очень инфантильная позиция, но, мне кажется, для каждого человека важная. Насколько потом это находит отражение в твоей жизни — или тебя перемалывает, и ты становишься каким-то другим. Часты же примеры, когда вроде бы были очень внятные люди, с какими-то нормальными позициями по жизни, а вдруг что-то в них щёлкает, перемыкает, и ты не понимаешь, что с ними произошло.

У нас в хорошем смысле слова актёрский спектакль, потому что всем артистам не за чем скрыться. Такой перестроечный «Старший сын». Но, мне кажется, там много узнаваемого и много смешного. Тут, конечно, невозможно играть «на голубом глазу», потому что, если пробовать всё это делать «на серьёзных щах», то ни слушать, ни смотреть будет невозможно. Так что всё с иронией, немного игра. Я думал о возрастной разнице, и мне кажется, что интересней разбираться с этой историей как раз нам — не ровесникам героев (хотя команда спектакля разновозрастная), которые могут вновь в это окунуться, ещё не слишком далеко отойдя, но просто по-человечески уже зная, что на самом деле происходит дальше. Герои нам, конечно, понятны, особенно тем из нас, кто тоже жил в общаге, кого так же болтало с этими идеалами. Ты заканчиваешь Театральную академию, да что угодно, и думаешь: вот какая впереди жизнь — огромная, интересная, и вот сейчас откроются тебе все двери. Ты же действительно так думаешь — вот в чём штука. И, я думаю, это стабильно из поколения в поколение: иллюзия, что будет какая-то огромная жизнь, а она на самом деле — очень конкретная и состоящая из бесконечных компромиссов с самим собой. А «Общага» — это конечно, история про компромиссы. И герои всё время от них, как от комендантши, пытаются скрыться разными способами. Но в итоге ничего не выходит.

А герои романа — люди, которые при всей своей бедовости и идиотизме всё равно очень симпатичны. Потому что в них нет явного зла, что ли. Есть такая дурацкость, несоответствие жизни. Другое дело, что у части этих честных людей не выходит жить со своей же честностью, они от неё отказываются и принимают действительность и то плохое, тёмное, что в них есть, как главное. Героев в начале всё-таки болтает очень сильно, они ищут какую-то правду, в итоге не находят — и смиряются с той, которую им предлагает общага. «На крови» тут, наверное, в том смысле, что ты либо живёшь, либо не живёшь вообще. Если ты против устройства этого мира, ты можешь в нём не жить — а других вариантов, получается, как бы и нет. Один из героев говорит, что главное правило общаги — «будь как все». И девочка, которая сбросилась с крыши, как тоже говорят в книге, это правило просто ещё не поняла и не приняла. И общага-общество выплёвывает тех, кто не может принять правил (которые сами, может быть, ей же и противоречат).

Жанр, конечно, драма — в духе времени и общаги как места: низким слогом про высокое, или наоборот. Низкий жанр с высоким текстом. И большое пространство даёт воздух всё-таки, космос, который хотелось достать: если эту же историю рассмотреть очень близко, станет невмоготу. Там всё-таки очень дикая энергия внутри, и есть ощущение, что сцена должна быть чуть приподнята. Мы репетировали в комнате — в какой-то момент понимаешь, что стены жмут, не хватает пустоты. Типа: история происходит в общаге, но общага находится на планете Земля, планета Земля во Вселенной, об этом надо иногда вспоминать. А ещё мы думали про «время колокольчиков», в которое всё происходит, — время, когда все трезвонят сами по себе. У нас на сцене и настоящие колокольчики есть. А ещё многое замешано на видео, которое сочинял Миша Заиканов, — в визуальном выражении появился «космизм». Это связано с чуть-чуть дописанной нами линией Отличника — его надеждой на то, что общество изменить нельзя, но можно создать нового человека. Вообще, чтобы как-то двинуть общество, надо создавать что-то новое, а не пытаться разобраться в старом».

Напомним, что среди новых для «Невидимого театра» лиц — Геннадий Блинов, известный по спектаклям БДТ им. Г.А. Товстоногова (у Серзина сыграет Отличника), и Алексей Фролов (Ваня), в 2013 окончившие курс Анатолия Праудина в СПбГАТИ, и выпускники курса Дмитрия Брусникина в Школе-студии МХАТ разных лет — Эва Мильграм (Серафима) и Николай Кисличенко (Игорь). Обитателями «Общаги на крови» станут и постоянные резиденты «Невидимого»: артисты театра «Мастерская» Владимир Карпов (он также будет играть Игоря) и Михаил Касапов (Гапонов), актёр МДТ — Театра Европы Евгений Санников (также будет играть Ваню), а также Анна Донченко (Неля), Алёна Митюшкина и Юлия Башорина (Лёля).

В постановочной команде — постоянные соавторы Семёна Серзина: художница София Матвеева и композитор Евгений Серзин, а также видеохудожник Михаил Заиканов, для которого «Общага» станет первой работой в «Невидимом театре» и третьей совместной работой с режиссёром Серзиным.

Премьера в Петербурге намечена на осень 2021 года.

12.05.2021 👁 10706

Также читают