Пропавший без вести: как жить семьям бойцов, которых разыскивают

Пропавший без вести: как жить семьям бойцов, которых разыскивают

Законодательство ставит родных перед дилеммой: признавать их погибшими через суд или оставаться без помощи государства.

Статус семьи погибшего предусматривает определенные льготы. А семья бойца, пропавшего без вести, остается один на один со своими проблемами: мужу перестают начислять денежное обеспечение, но при этом не оказывается никакой помощи от государства, потому что муж де-юре считается живым. Как быть семье, когда он не признан ни мертвым, ни живым, особенно если у него подрастают малолетние дети?

…Небольшая сельская хата. Во дворе — трое маленьких детей: две девочки и мальчик. Старшей Маринке всего семь, младшим — Александре и Максиму — четыре и три годика соответственно. Беззаботные и веселые дети. Маринка — единственная из троих детей военнослужащего 30-й бригады Александра Фурмана, которая хоть немного его помнит. Иногда девочка спрашивает у мамы, когда он вернется домой, и вернется ли вообще. Когда отец уехал на войну, девочке было три года, а маленькой Саше только семь месяцев. Максим родился уже после того, как семье сообщили, что их отец пропал без вести…

Уже четвертый год ужасная неизвестность мучает эту семью. Ольга хорошо помнит тот день, когда ей сообщили: «Ваш муж пропал без вести».

— В каком бы состоянии он ни был, только бы вернулся, — вытирает слезы его жена.

Ее Александр ушел в первую волну мобилизации. 22 мая 2014-го участвовал в бою под Рубежным на Луганщине. Получил тяжелое ранение. Тогда побратимы видели его в последний раз. Рассказали, что после боя забирали раненых машины скорой, кого вывозили в санчасть, кого в Лисичанск в госпиталь… Александр, которого тоже забрала «санитарка», не доехал в больницу по неизвестным причинам…

Узнав об этом, Ольга вместе с матерью мужа бросились на его поиски. На Донбассе исследовали каждый шаг Александра.

— Я даже связывалась с местными жителями через соцсети, чтобы они выяснили на неподконтрольной Украине территории, не находится ли муж в местных больницах. Но его нигде не было, — рассказывает женщина. — Кто-то предполагал, что скорую взорвали, другие уверяли, что ее захватили казачьи отряды и всех, кто там был, взяли в плен… Но точной информации никто не смог сообщить. Его родные даже сдали образцы ДНК, однако среди неизвестных погибших Александра Фурмана тоже не нашли.

Для семьи началось долгое ожидание. Ольга, всегда полагавшаяся на мужа, осталась один на один из суровым настоящим.

Новость, что она ждет третьего ребенка, еще больше ошарашила Ольгу: «Что будет с этим ребенком? Как прокормить детей?» Неизвестность ее пугала. И только подсознательное понимание, что с этим ребенком к ней возвращается еще одна частица ее любимого, давало надежду и маленькую радость.

— А вдруг будет мальчик, о котором Саша так долго мечтал, — говорила себе Ольга, молодая женщина, которой тогда еще не исполнилось 25. Она решила не сдаваться и таки родила своему любимому сына.

После того, как в части исключили Александра из списков личного состава, семья едва сводила концы с концами. Единственным их доходом были выплаты на двоих детей по 800 грн: на среднюю дочь до достижения ею трехлетнего возраста и на младшего сына. Женщина с детьми переехали в деревню под Житомиром, в дом родственников. Потому что за эти средства снимать жилье или даже покрывать коммунальные расходы не могла…

— Мы обратились в органы соцзащиты, чтобы получить помощь, но там посоветовали подать в суд, чтобы Александра признали погибшим. Сказали: только тогда я смогу собрать все документы и получить надлежащую согласно законодательству помощь, в частности стать в очередь на жилье, — рассказывает Ольга.

Ходить по кабинетам с тремя маленькими детьми Ольга не могла. А труднее всего было принять то, что именно ей ради детей приходилось признавать своего любимого погибшим. Потому что, несмотря на все, в семье до сих пор убеждены, что он жив.

— Знаете, ни я, ни мама Саши не чувствуем, что его нет в живых. Я знаю, что он вернется, что ему тоже тяжело, как и нам сегодня без него. Поэтому жду и буду ждать дальше.

Долгое время семье Александра материально помогали волонтеры. Привозили продукты, вещи, собирали дочь в первый класс, убеждали председателя сельсовета, чтобы интересовался делами семьи бойца АТО, заботился о дровах, колодце… Обратились к главе облгосадминистрации Житомирской области, чтобы присоединился к поискам пропавшего без вести защитника Украины. А через два года они самостоятельно, без Ольги, добились через суд признания Александра погибшим. Другого пути для того, чтобы его дети могли получать помощь от государства, не было.

Вместе с выплатой единовременного пособия в связи с гибелью бойца в районе АТО семья получила пенсию по 2200 грн на каждого ребенка, пользуется льготами на коммунальные услуги. А недавно Ольга с детьми таки получили жилье в Житомире.

Но далеко не каждая семья пропавшего без вести бойца АТО получает такой социальный пакет.

— Я часто общаюсь с женами, которые, как и мы, до сих пор ищут своих мужей. Я увидела, что большинство из них, даже имея свидетельства побратимов о последних минутах жизни своих мужей-героев, нередко не в состоянии доказать в суде, что они погибли. Даже экспертиза ДНК, которая обычно имеет 75% совпадений, не является достаточным доказательством. Что и говорить о скорбящих матерях, сердце которых разрывается, поскольку они надеются, что их сыновья живы, и в то же время нуждаются в государственной помощи на внуков. Для родных, не имеющих возможности ни увидеть, ни похоронить тело родного человека, признавать его погибшим через суд жестоко. Представьте себе, как стыдно будет смотреть в глаза мужу, когда он таки вернется домой, — говорит Ольга.

Ольга МОСЁНДЗ, «Народна армія»

Комментарий специалиста

Начальник Управления правового обеспечения Генерального штаба — начальник юридической службы ВС Украины полковник юстиции Максим Кушнир:

—       Пунктом 6 статьи 9 Закона Украины «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей» определено, что за военнослужащими, захваченными в плен или заложниками, или без вести пропавшими сохраняются выплаты в размере должностного оклада по последнему месту службы, включая надбавки за воинское звание, выслугу лет и т. д. с учетом изменения выслуги лет и норм денежного обеспечения. Семьям указанных военнослужащих ежемесячно выплачивается денежное обеспечение в порядке и в размерах, устанавливаемых Кабинетом Министров Украины (Постановление Кабмина от 30.11.2016 № 884).

Приказом Министерства обороны Украины 26.05.2014 № 333 определено, что личный состав, выбывший из воинских частей, в том числе пропавшие без вести и не вернувшиеся в срок, исключаются из списков в последующие сроки: после их тщательного розыска и расследования обстоятельств их невозврата в части, но не позднее пятнадцати дней со дня исчезновения.

В то же время в соответствии с подпунктом 14 пункта 116 Положения о прохождении гражданами Украины военной службы в Вооруженных Силах Украины, утвержденного Указом Президента Украины от 10.12.2008 № 1153 (с изменениями), если военнослужащие отсутствуют более десяти дней, до их возвращения в воинскую часть или до дня вступления в силу решения суда о признании их без вести пропавшими или до объявления умершими для решения вопроса относительно дальнейшего служебного исльзования допускается зачисление их в распоряжение должностных лиц, имеющих право назначения на должности.

Справка. Частью первой статьи 43 Гражданского кодекса Украины определено, что физическое лицо может быть признано судом без вести пропавшим, если в течение одного года в месте его постоянного жительства нет сведений о месте его пребывания.

Итак, на основании требований вышеуказанных нормативно-правовых актов и письма Министерства юстиции Украины от 30.01.2009 № Н-35267-18 «О порядке применения нормативно-правовых актов в случае существования несогласованности между подзаконными актами» можно сделать заключение, что без вести пропавшие военнослужащие в установленном порядке должны зачисляться в распоряжение соответствующих должностных лиц и исключаться из списков личного состава после вступления в законную силу решения суда о признании их без вести пропавшими или после объявления их умершими.

При этом выплата денежного обеспечения членам семей военнослужащих производится до признания их в установленном законом порядке без вести пропавшими или умершими. Во всех случаях выплата денежного довольствия производится не позднее чем до дня исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части (учреждения, организации).

— Нужно ли определять пропавшего без вести бойца погибшим, чтобы семья могла получать пенсию и выплату по потере кормильца, а также стать в очередь на жилье и т.д.? В какой срок и при каких обстоятельствах семья имеет право обратиться в суд, чтобы признать бойца погибшим?

— Согласно статье 29 Закона Украины «О пенсионном обеспечении лиц, уволенных с военной службы, и некоторых других лиц», пенсии по потере кормильца семьям военнослужащих, лиц, имеющих право на пенсию по этому закону, назначаются, если кормилец умер в период прохождения службы или не позднее трех месяцев после увольнения со службы либо позднее этого срока, но вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных в период прохождения службы, а семьям пенсионеров из числа этих военнослужащих, лиц, имеющих право на пенсию по этому закону, — если кормилец умер в период получения пенсии или не позднее пяти лет после прекращения ее выплаты. При этом семьи военнослужащих, пропавших без вести в период боевых действий, приравниваются к семьям погибших на фронте.

Согласно статье 46 Гражданского кодекса Украины, физическое лицо может быть объявлено судом умершим, если в месте его постоянного жительства отсутствуют сведения о месте его пребывания в течение трех лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших ему смертью или дающих основание предполагать его гибель вследствие определенного несчастного случая, — в течение шести месяцев, а по возможности считать физическое лицо погибшим вследствие определенного несчастного случая или других обстоятельств в результате чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера — в течение одного месяца после завершения работы специальной комиссии, образованной в результате чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера.

Физическое лицо, пропавшее без вести в связи с военными действиями, может быть объявлено судом умершим по истечении двух лет со дня окончания военных действий. С учетом конкретных обстоятельств дела суд может объявить физическое лицо умершим и до истечения этого срока, но не ранее чем через шесть месяцев.

Сводка с фронта
sprotyv.info

23.02.2018

Также читают