Топ новости
Топ Новости

Синод в Минске: «Похитили у бедной РПЦ Украину»

0 24

Ответ Кирилла на решение Вселенского Патриархата, продиктованный из путинского Совбеза

Ну что же, ожидаемое свершилось. В понедельник на заседании Синода РПЦ в Минске было принято решение разорвать евхаристическое общение с Вселенским Патриархатом. И на первый взгляд, как само событие, так и громкие заголовки «РПЦ разрывает отношения с Константинополем» полностью соответствуют ожиданиям. А накануне, напомню, пресс-секретарь патриарха Кирилла священник Александр Волков пообещал, что «ответ Священного Синода» на решение Константинопольского патриархата «будет адекватным и жестким».

ВСЕГО ЛИШЬ РАЗРЫВ СВЯЗЕЙ

Но при внимательном рассмотрении окажется, что это решение в сложившихся обстоятельствах и с учетом стороны, его принимающей (Московский патриархат, как и все, что имеет определение «московский», тяжело болен имперством) – самое мягкое из всех возможных. Почему?

Во-первых, из-за недавнего, 22-летней давности, прецедента. В конце февраля 1996 года Священный синод Константинопольского патриархата и все тот же патриарх Варфоломей возобновили для эстонских православных действие Томоса 1923 года, переучредив автономную Церковь под своей юрисдикцией – Эстонскую апостольскую православную церковь (параллельную Эстонской православной церкви Московского патриархата). Тогда Москва тоже посчитала это вторжением в свои канонические территории и по принципу «что мое – то мое, а что твое, то тоже мое» оперативно приостановила евхаристическое общение с Фанаром. Да, формулировка тогда была более мягкая. Но ведь и тот случай сильно отличается от нынешнего, куда более масштабного. Именно поэтому сейчас евхаристическое общение прервано не ко времени предоставления Томоса, как тогда, а пораньше. (Не говоря уж о том, что в мае 1996 года после ряда переговоров, довольно декоративных, но позволявших Москве сохранить лицо и говорить о «достижении компромисса», евхаристическое общение с Константинополем было восстановлено).

С другой стороны, меры, принятые Синодом РПЦ 15 октября, просто не могли быть более жесткими. Поскольку, согласно универсальным законам дипломатии, желательно, чтобы оставался резерв для более жестких реакций в соответствии с ожидаемым развитием событий – созывом Собора, учреждающего Поместную Православную Церковь; избранием ее предстоятеля; получением Томоса. Вот тогда-то можно будет ждать дальнейших угроз, проклятий, анафем.

Впрочем, и здесь список ужесточающих действий от РПЦ весьма ограничен и быстро исчерпаем. Поэтому от рассмотрения Московского патриархата нужно перейти к анализу действий его руководящей структуры – Московского Кремля.

ЗАСЕДАНИЕ СОВБЕЗА КАК ФОРМА ШАНТАЖА

Если смотреть трезвым строгим взглядом, то другое событие, произошедшее накануне Синода, само по себе было настолько вызывающим, что трудно подобрать слова возмущения. Вечером в пятницу, 12 октября, у Путина в Ново-Огарево состоялось экстренно созванное оперативное совещание с постоянными членами Совета Безопасности РФ. В качестве участников были заявлены первые лица государства, руководители силовых служб (показательно, что главы Росгвардии Золотова не было – можно, конечно, сказать, что это не его профиль, но, думается, дело не в этом) и… «спецпредставитель Президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта». В таком виде утверждение выглядит странно? Но это, если не вспомнить, что данная должность была изобретена специально для Сергея Иванова, выходца из КГБ, ранее занимавшего посты главы Совбеза РФ (1999-2001), министра обороны (2001-2007). А к началу войны с Украиной являвшегося руководителем Администрации Президента (2011-2016).

Главным вопросом повестки дня было обозначено: «Положение Русской православной церкви на Украине после вынесенного синодом Константинопольского патриархата решения приступить к предоставлению автокефалии церкви Украины, отмене грамоты 1686 года о переходе Киевской метрополии (показательная ошибка кремлевских «специалистов» по религиозно-каноническим делам, – ред.) под юрисдикцию Московского патриархата и заявления о восстановлении ставропигии Вселенского патриархата в Киеве».

То есть Кремль, постоянно осуждающий украинские власти за, якобы, вмешательство в церковные дела, сам не только реально в них вмешивается, но и открыто подключает своих силовиков к обсуждению церковных вопросов в соседнем государстве, и так уже являющемся жертвой российской агрессии.

И, конечно же, сразу вспоминается другое заседание российского Совбеза – утреннее, во вторник 25 февраля 2014 года. Тогда повестка дня была озаглавлена куда короче: «Развитие ситуации на Украине». Ну а долгие последствия хорошо известны: через день, в ночь с 26 на 27 февраля «зеленые человечки» захватили здание Верховного Совета АРК, после чего началось разворачивание спецоперации «Русская весна».

Можно не сомневаться, что Кремль к оживлению подобных воспоминаний как раз и стремился. Это откровенное запугивание, шантаж. Но главный вопрос – насколько реальны эти угрозы или их можно считать лишь блефом? Думаю, на этот вопрос сегодня нет четкого ответа. Точнее, ответ зависит от того, насколько хорошо готовы к дальнейшему развитию событий наши силовые структуры. Если угрозы кремлевских провокаций будут нейтрализованы, причем, не только физически, но и информационно, то подобные угрозы Кремля останутся лишь блефом. Вот на этом утверждении давайте пока и остановимся…

ПРИВЫЧНАЯ СТАРАЯ ЛОГИКА

В заявлении Синода РПЦ о прерывании связей с Константинополем уже упоминавшийся принцип «что мое то мое, а что твое, то тоже мое» хорошо виден на разных примерах. Но особое внимание стоит обратить на один тезис. Вот он в развернутом виде:


Фото: RFE / RL

«Константинопольский Патриархат как будто не замечает, что Киевская митрополия 1686 года, о возвращении которой в его состав заявлено ныне, имела пределы, существенно отличавшиеся от современных границ Украинской Православной Церкви, и охватывала лишь меньшую часть последней. Киевская митрополия наших дней как таковая включает в себя город Киев и несколько прилегающих к нему районов. Наибольшая же часть епархий Украинской Православной Церкви, особенно на востоке и юге страны, была основана и получила развитие уже в составе автокефальной Русской Церкви, являясь плодом ее многовековой миссионерской и пастырской деятельности. Нынешнее деяние Константинопольского Патриархата — попытка похитить то, что никогда ему не принадлежало».

Узнаете? Это ЖЕ логика путинских речей («русской») весны 2014 года.

Первая заявка – 18 марта 2014 года в крымско-судетской речи ВВП, провозглашающего аннексию Крыма:

«После революции большевики по разным соображениям, пусть Бог им будет судья, включили в состав Украинской союзной республики значительные территории исторического юга России. Это было сделано без учёта национального состава жителей, и сегодня это современный юго-восток Украины». И далее указаны основные места российской атаки: «…не допустить того, что происходило, да и сейчас ещё происходит и в Киеве, и в Донецке, в Харькове, в некоторых других городах Украины».

Месяц спустя, 17 апреля, данные тезисы получили развитие и конкретное географически-топонимическое обозначение на «Прямой линии с Путиным»:

«Вопрос в том, чтобы обеспечить законные права и интересы русских и русскоязычных граждан юго-востока Украины — напомню, пользуясь терминологией ещё царских времён, это Новороссия: Харьков, Луганск, Донецк, Херсон, Николаев, Одесса не входили в состав Украины в царские времена, это всё территории, которые были переданы в Украину в 20-е годы советским правительством. Зачем они это сделали, бог их знает (в пару к прежнему «Бог им судья», –  О.К.)».

Это сходство станет еще явнее, если посмотреть брифинг по результатам Синода, который дал глава РПЦ-шного МИДа митрополит Иларион (Алфеев). Раскрывая содержание указанного выше тезиса, он тоже назвал конкретные топонимы: «Та Киевская митрополия (1686 года, – ред.) территориально не совпадала с нынешней Украинской православной церковью. Она была значительно меньше. Туда не входили такие территории, как Донбасс, юг Украины, Одесса и многие другие области».

Такое перечисление, похоже, неслучайно. Видимо, более активное и разнообразное по приемам противодействие грядущей автокефалии (кроме уже засвеченных Почаевской и Киево-Печерской лавр) будет оказываться именно здесь – на Донбассе, как прифронтовом, так и оккупированном, а также в Одесской епархии – давней вотчине печально известного митрополита Агафангела (Саввина). Ну а теоретическое обоснование (впрочем, не оригинальное) под это дело уже подведено.

РИСКОВАННАЯ ЭКВИЛИБРИСТИКА

Последнее, на что хотелось бы обратить внимание, – тот же абзац из заявления Синода РПЦ о границах давней Киевской митрополии можно трактовать и в прямо противоположную сторону. Ведь когда-то в ее составе были и земли, в настоящее время входящие в состав Беларуси, Польши. И в 1923 году Польская православная церковь получала автокефалию также от Константинополя, исходя все из того же факта – неканоничности передачи в 1686 году Киевской митрополии под юрисдикцию Московскому патриархату.

Появляется естественный вопрос: а не захочет ли претендовать на полную независимость и Белорусская православная церковь? Несомненно, захочет. Но для этого ей еще нужно пройти большой путь, подобный тому, что прошли УАПЦ и УПЦ КП. А пока, чтобы показать свою силу и полный почти контроль над этой территорией, судьбоносный Синод «Наш ответ Фанару» Московский патриархат решил провести именно в Беларуси. И неслучайно, что за день до приезда в страну патриарха Кирилла здесь же побывал президент Путин (и прямо отсюда улетел в Ново-Огарево на Совбез).


Путін, Лукашенко

Беларусь, светская в большей степени, чем религиозная, по-прежнему остается в рискованном, подвешенном состоянии. Лукашенко, с одной стороны, старается выбить низкие, «братские» цены на энергоносители, сырье. А с другой – проводит антитеррористические учения, в которых нейтрализуются «зеленые человечки», и угрожает, что если что, то ого-го – вся Беларусь встанет под ружье. И опять же, с первой стороны, – самолично нейтрализует эти угрозы, говоря Путину, прибывшему в Могилев, что это «город больше русский, чем белорусский». Ну, разве можно это понять иначе, чем «приходите и володейте нами».

Батька, конечно, гений политико-экономико-дипломатической эквилибристики. Но рано или поздно такая многовекторность заканчивается плохо.

Олег Кудрин, Рига.

Первое фото: RFE / RL

Политика на ukrinform.ru

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.