Топ новости
Топ Новости

Санкции и военная мощь: как остановить агрессора на Азове

0 17

Пока дипломаты обсуждают милитаризацию Россией Азовского моря, Кремль перебрасывает к украинским границам новые боевые корабли

Тема нагнетания Россией ситуации в Азовском море – одна из главных на повестке дня заседания министров иностранных дел стран-членов ЕС, которое проходит в понедельник в Брюсселе. Европейские дипломаты обеспокоены попыткой Кремля максимально милитаризировать акваторию для оказания давления на украинские суда и торговые порты. «Незаконными и опасными» назвали действия России в регионе и члены комитета Парламентской ассамблеи НАТО по вопросам гражданского измерения безопасности. Единогласно принятая резолюция осуждает незаконное строительство керченского моста, а также действия России, связанные с избирательным отказом в доступе и безосновательным задержанием украинских и международных судов в Азовском море».

Впрочем, государство-агрессор продолжает «игру на дестабилизацию» в регионе. К примеру, в воскресенье РФ перебросила на Азов новый ПСКР «Безупречный» (пограничный (патрульный) сторожевой корабль второго ранга (малый корвет). Об этом сообщил в Фейсбук эксперт Майдана иностранных дел Андрей Клименко.


Андрей Клименко

По данным мониторинговой группы «Майдан иностранных дел», Института Черноморских стратегических исследований и BlackSeaNews, это седьмой пограничный корабль ФСБ России, который передислоцировали в Азовское море за последний месяц. Судно вооружено 12,7-миллиметровыми пулеметами «Корд» и 30-миллиметровыми шестиствольними автоматическими корабельными установками АК-630 (для поражения воздушных и легких надводных целей на расстоянии до 5 километров). Также на борту есть вертолет и беспилотный летательный аппарат. Экипаж – 24 человека…

И не успели российские моряки расконсервировать это судно после буксировки, как появилась информация о том, что в Ростов транзитом в Азовское море притянули новый корвет береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ – «Керчь». Это – почти 50-метровый корабль с современными 76-и и 30-миллиметровыми артустановками, пусковыми установками ПЗРК «Игла» и площадкой для запуска беспилотников.

Итак, речь идет о довольно больших и хорошо оснащенных кораблях, которые перебросили к украинским границам на фоне заявлений российских дипломатов (сделанных в середине прошлой недели) о том, что в Кремле просто-таки мечтают об установлении мира в Азовско-Черноморском регионе. Поэтому не собираются усиливать там свое военное присутствие.

При этом заместитель министра иностранных дел РФ Григорий Карасин тогда обвинил в провоцировании «тревожной ситуации» в Азовском море Украину — мол, из-за намерения построить в Бердянске военно-морскую базу и периодических военно-морских учений украинской армии.

Итак, имеем дело с очередной ситуацией с вором, на котором «шапка горит». И что в этом удивительного? Перефразируя канцлера Бисмарка, можно сказать: «дипломатические заявления России не стоят и аккумуляторов для камер, на которые они записаны». Вопрос в другом: как противодействовать агрессору, для которого международные правила и нормы неписаны, а собственные обещания – недействительны?

Путем наращивания военных возможностей…

«Хотя боевых действий на море еще не было, события вокруг Азова по уровню напряженности уже фактически сравнялись с ситуацией на Донбассе и в оккупированном Крыму. И Украина, и ее международные партнеры, все мировое сообщество должны адекватно реагировать на провокации со стороны Москвы. И дипломатическими средствами (усилия отечественного внешнеполитического ведомства в последнее время, безусловно, активизировались), и благодаря укреплению военного компонента», — отмечает в комментарии Укринформу бывший заместитель начальника Генерального штаба ВСУ Игорь Романенко.


Игорь Романенко

Военный эксперт напоминает, что шаги, которые наша страна сделала в этом направлении в нынешнем году, были достаточно эффективными. В частности, позволили «отодвинуть» зону незаконного задержания российскими спецслужбами гражданских судов в Азовском море от украинских берегов. К тому же, общее количество таких задержаний уменьшилось.

«Частично обуздать агрессора помогли переброс в Азов дополнительных сил Корпуса морской пехоты и прибрежной артиллерии и начало дежурства на море наших малых бронированных катеров, вооруженных боевыми модулями КАУ-30М, — добавляет руководитель Украинского милиарного центра Тарас Чмут, — Напомню также, что в конце сентября через контролируемый агрессором Керченский пролив в Азовское море вошли украинские буксир «Корец» и поисково-спасательный корабль «Донбасс». А в Государственной пограничной службе начали формировать региональное управление морской охраны, которое будет отвечать за всю морскую границу страны — от Измаила до Мариуполя. Корабельный состав управления пополнят новыми катерами – в частности, отечественными и американскими, класса «Айленд».

Кстати, на днях командующий Военно-Морских Сил ВСУ Игорь Воронченко подтвердил , что Соединенные Штаты Америки предлагают бесплатно передать Украине два фрегата типа «Оливер Хазард Перри». Однако это — корабли океанского класса, которые больше подходят для выполнения задач в акватории Черного моря. При этом ежегодная эксплуатация фрегата такого типа стоит приблизительно $25 млн. — с учетом заработной платы, текущего ремонта, горючего и других расходных материалов. Поэтому, по словам адмирала Воронченко, украинское командование сейчас взвешивает все «за» и «против» использования этих кораблей.

А вот военный эксперт Тарас Чмут считает, что в будущем такие затраты могут окупиться сторицей:

«В отличие от патрульных катеров береговой охраны класса «Айленд», решение о передаче которых США приняли ранее, фрегаты типа «Оливер Хазард Перри» — полноценные боевые корабли. Они способны выполнять поставленные задачи по всему миру. Эти суда противолодочной обороны имеют один из самых мощных в своем классе гидроакустических комплексов, два вертолета (обычно, на фрегатах базируется по одному вертолету). При этом все противолодочные возможности завязаны в единую боевую информационную систему. Поэтому такие суда могут стать серьезным фактором сдерживания агрессора», — считает военный эксперт.

Также, по оценкам Тараса Чмута, кроме усиления отечественных ВМС, возможное предоставление Украине американских фрегатов еще и поможет сохранить моряков «как класс» военных (экипаж одного фрегата – 219 человек). Ведь с каждым годом в стране остается все меньше специалистов морских специальностей: При этом эксперт признает, что вопрос взятия на вооружение американских фрегатов требует дополнительного изучения. Ведь украинские ВМС сегодня развиваются согласно концепции «москитного флота» (состоит из большого количества маленьких хорошо вооруженных катеров — ред.). И фрегаты в такую концепцию вроде бы не вписываются.


Тарас Чмут // Фото: Апостроф

«Вместе с тем, помимо противолодочной защиты, эти фрегаты могут выполнять функции патрулирования, участвовать в поисково-спасательных операциях, в международных мероприятиях — антитеррористических, миротворческих, антипиратских кампаниях», — говорит Тарас Чмут. Также военный эксперт призывает расценивать американское предложение относительно передачи кораблей как политический шаг, которым США демонстрируют поддержку нашей стране.

Соглашаясь с этим, генерал Романенко акцентирует внимание на том, что и американские фрегаты, и самолеты, которые в свое время хотели предоставить Украине канадцы, и подводные лодки, некогда обещанные немцами, не имеют вооружения (то, что было установлено производителями, сняли перед консервацией техники). Итак, для того, чтобы они могли выполнять боевые задачи, нужны время и деньги.

Куда перспективнее активизировать производство собственных плавсредств – в частности, сторожевых, малых бронированных артиллерийских и ракетных катеров с небольшой осадкой, что позволяет довольно успешно маневрировать в условиях незначительных глубин на Азове. Также нужно активизировать разработку и испытание собственных ракет и ракетных установок (в частности, новейшего ракетного комплекса «Нептун»). Но для этого тоже требуется время.

Поэтому компенсировать отсутствие в регионе такой техники и вооружения в «переходный период» Украина, по мнению Игоря Романенко, должна за счет других видов Вооруженных Сил – Сухопутных войск и ВВС. «В частности, вблизи побережья Азовского моря надо сконцентрировать украинские штурмовики, бомбардировщики, самолеты-разведчики, ударные вертолеты, средства артиллерии для залпового огня по морским целям…», — предлагает генерал-лейтенант запаса.

И дипломатических шагов «на опережение»

Также, по мнению экспертов, Украина должна продолжать активно действовать на «дипломатическом и юридическом фронтах». В частности, собирать доказательства преступлений россиян в Азовской акватории (как в Крыму и на Донбассе) и предоставлять их нашим международным партнерам, добиваясь гарантий внедрения ими действенных санкций против агрессора в случае дальнейшей дестабилизации ситуации в регионе.

«В Кремле должны знать: если РФ пойдет на обострение, на следующий же день получит адекватную реакцию в ответ – в частности, экономическую блокаду российских портов и в Азовском, и в Черном морях», — говорит Игорь Романенко.

Что касается дипломатических усилий, то, рассчитывая на международную поддержку, Украина, по словам военного эксперта, не ограничивается лишь рассмотрением вопроса Азова на заседаниях различного уровня и принятием резолюций и коммюнике с осуждением действий Кремля. Есть и конкретные идеи и предложения. В частности, в начале сентября Киев предложил странам Евросоюза признать Азовское море «международным водоемом», а не внутренним морем двух государств. Изменение статуса, мол, позволит узаконить пребывание в этих водах военных судов третьих стран. Таким образом Украина планирует заручиться поддержкой партнеров — в частности из НАТО — для прекращения российских провокаций в морской акватории. К примеру, иностранные корабли наряду с украинскими могут конвоировать гражданские суда через «недружественные» воды Керченского пролива.

При этом возможные последствия денонсации украинско-российского Договора о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива Киев обсуждает с международными партнерами . Этот вопрос – один из главных и во внутреннем дискурсе. И у сторонников, и у противников такого шага – свои аргументы. Сторонники доказывают, что применение в отношении Азова положений международных конвенций сделает невозможным незаконные остановки судов в районе Керченского пролива. Их оппоненты, напоминая, что для России никакие международные нормы «неписаны», считают: расторжение соглашения может спровоцировать неадекватного северо-восточного соседа на новые деструктивные действия. Кроме того, как отмечают юристы, в отличие от денонсации договора о дружбе, партнерстве и сотрудничестве, который был лишь политическим документом, в Соглашении относительно Азовского моря и Керченского пролива много технических моментов, которые очень сложно урегулировать. Поэтому Украина должна к этому должным образом подготовиться.

Владислав Обух, Киев

Политика на ukrinform.ru

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.