Мама, я дома: 10 фильмов Венецианского кинофестиваля, с которыми вы побываете на пляже и в бездне

Мама, я дома: 10 фильмов Венецианского кинофестиваля, с которыми вы побываете на пляже и в бездне

Поутихли споры вокруг решений жюри Венецианского кинофестиваля и победы «События» француженки Одри Диван, но фестивальная атмосфера еще не развеялась. Настасья Горбачевская рассказывает о самых любопытных картинах Мостры — как победителях, так и тех, кто остался непобежденным.

ВНЕ КОНКУРСА

«Последняя Дуэль»

Мама, я дома: 10 фильмов Венецианского кинофестиваля, с которыми вы побываете на пляже и в бездне

Под занавес Венецианского фестиваля сэр Ридли Скотт поистине стал человеком, который удивил всех. Его «Последняя дуэль» — кино и правда удивительное, но каждое лишнее слово о подробностях сюжета может погубить чудо неподготовленного восприятия (о его переменчивой природе картина и рассуждает). Реальную историю, произошедшую в Нормандии XIV века с сэром де Карружем (Мэтт Дэймон), его супругой Маргарет (Джоди Комер) и графом ле Гри (Адам Драйвер), трио сценаристов Бен Аффлек, Мэттом Деймон и Николь Холофсенер выписывают тремя разными красками, перемежая оптику рассказчиков, а Скотт из этой полифонии сотворил полотно великое и даже монументальное. Кто бы мог подумать, что в хронике дня вчерашнего найдутся не только злободневные мотивы, но и наглядное толкование едва ли не самых противоречивых и болезненных тем дня сегодняшнего. Распоряжение женским телом и сексуальное насилие связаны друг с другом колючей проволокой — и узел сей никак не разрубить.
Как будто в бурях есть покой: портрет Ридли Скотта
В прокате: с 28 октября.

«Прошлой ночью в Сохо»

Мама, я дома: 10 фильмов Венецианского кинофестиваля, с которыми вы побываете на пляже и в бездне

Главная отрада Венецианского кинофестиваля и неоновый сувенир прямиком из центра Лондона. Хулиган и фантазер Эдгар Райт снял самый нехарактерный для себя фильм, вдобавок — очень сложный по хореографии пространства и времени. 60-е годы века прошлого преломляются в 20-х нашего, мечтательная Томасин Маккензи — в певице Ане Тейлор-Джой, день сменяется ночью, а рябь неона тонет в лужах крови. «Прошлой ночью в Сохо» — чистейший образец насыщенного жанрового кино, которое не пытается притворяться ничем другим, но свое знамя несет уверенно, с гордостью прославляя кино как материю, субстанцию или религию. Райт показал себя как настоящего иллюзиониста, а значит, на экране шарлатанство — но глаз оторвать просто невозможно, быть обманутым в этот раз — настоящее зрительское (не)стыдное удовольствие.
Гик-гик, ура! Портрет Эдгара Райта
Подкаст об Эдгаре Райте и «Малыше на драйве»
В прокате: с 3 ноября.

КОНКУРС

«Событие»

Мама, я дома: 10 фильмов Венецианского кинофестиваля, с которыми вы побываете на пляже и в бездне

Главный приз Венецианского кинофестиваля, приз молодежного жюри «Арка», премия международной ассоциации кинокритиков (ФИПРЕССИ) и приз имени Брайана из Назарета (с 2006 года вручается фильмам, подчеркивающим важность прав человека)

Пожалуй, одновременно самый неожиданный и в какой-то степени самый предсказуемый победитель смотра. Жюри во главе с южнокорейским режиссером, обладателем Каннской «Золотой Ветви» и «Оскара» Пон Чжун Хо наградили дидактическую картину француженки Одри Диван о запрете на аборты в 1960-х. Фильмы жанра «ее тело — ее дело» звучат довольно по-разному — и «Событие» расположилось где-то между «4 месяца, 3 недели и 2 дня» Кристиана Мунджиу и «Никогда, редко, всегда, иногда» Элизы Хитман. Это довольно неброское кино, но с грандиозном актерским подвигом Анамарии Вартоломей. Кажется, именно артистке не хватило своего «льва», а не постановщице.
Подкаст о фильме «Никогда, редко, иногда, всегда»

«Рука Бога»

Мама, я дома: 10 фильмов Венецианского кинофестиваля, с которыми вы побываете на пляже и в бездне

Особый приз жюри, премия имени Марчелло Мастроянни лучшему молодому актеру (Филиппо Скотти), три национальные премии Пазинетти за лучший фильм, актрису и актера (Тереза Сапонанджело и Тони Сервилло) и приз молодежного жюри «Арка» лучшему итальянскому фильму

Мелодичная исповедь Паоло Соррентино — одного из главных режиссеров современной Италии — прозвучала на родине по-особенному. Юность, неаполитанское солнце, путающееся в кудрях мальчишки Фабиетто (Филиппо Скотти), большая семья и каждое событие — на разрыв аорты: вся жизнь в первый и последний раз. Соррентино снял автобиографическую и наименее графическую свою картину: погрузившись в объятия ностальгии, режиссер стал куда меньше позировать и куда больше тосковать. Чувствуется, что с этим периодом жизни ему никак не хочется прощаться — от того он пытается удержать каждый кадр и продолжить каждую сцену еще хотя бы на мгновение. Совершенно упоительное и нежное кино о взрослении, которому самое место в летнем кинотеатре на пляже, но выйдет фильм под звон рождественских колокольчиков на Netflix.
Политика, футбол и глянцевый экстаз: как снимает Паоло Соррентино
На Netflix: с 15 декабря.

«Пропавшая дочь»

Мама, я дома: 10 фильмов Венецианского кинофестиваля, с которыми вы побываете на пляже и в бездне

Приз за лучший сценарий

Говоря о полнометражном дебюте Мэгги Джилленхол, в первую очередь, хочется беззастенчиво хвалить могучих артисток — Оливию Колман, Джесси Бакли и Дакоту Джонсон; велика вероятность, что их имена еще не раз прозвучат в наградном сезоне. На фоне ласковой неги греческих островов женщины говорят о материнстве, которое не всегда лучится всепоглощающим счастьем. «Потерянная дочь» по роману Элены Ферранте — своего рода оживший дневник или эссе (не зря главная героиня — профессорка литературы). Все, что случилось или могло случиться, осталось позади, а теперь пришло время тоску измерить — и с ней примириться. Как и с тем, что «Потерянная дочь» получила лишь награду за сценарий: заслуженно, но будто бы не исчерпывающе.
На Netflix: с 31 декабря.

«Дыра»

Мама, я дома: 10 фильмов Венецианского кинофестиваля, с которыми вы побываете на пляже и в бездне

Специальный приз жюри

Медитативная и сосредоточенная лента Микеланджело Фраммартино о спуске в самую глубокую пещеру на юге Италии, Бездну Бифурто. В основе — история реальной экспедиции, произошедшей в 1960-х, главный инструмент — общие планы, которые помогают материи экрана излучать если не веру в обыкновенные чудеса, то почти что суеверное благоговение перед неизвестным. При этом говорить о загадочном и таинственном в центре Земли Фраммартино задумал на языке практически документальном, простом и звучном: в фильме нет ни профессиональных актеров, ни диалогов — в кадре спелеологи, дежурные реплики которых и вовсе не слышны. Но этот аскетизм рождает ощущение таинства и позволяет стать участником другого, куда более важного и (простите за патетику) вечного разговора.

«Фрики на свободе» (Freaks Out)

Мама, я дома: 10 фильмов Венецианского кинофестиваля, с которыми вы побываете на пляже и в бездне

Неожиданный участник Конкурса — хотя кто закономерный, кроме Соррентино? Фэнтези-блокбастер о шайке циркачей, которые вышли на борьбу с фашистами. Это абсолютно бесстрашное и нахальное кино располагается где-то между «Бесславными ублюдками» (2009) Квентина Тарантино и «Лабиринтом Фавна» (2006) Гильермо Дель Торо: кровь, фокусы, электрические объятия, поцелуи в стволе пушки и бесконечное движение. Лента, конечно, наивная и сентиментальная, но зато чертовски искренняя во всех дуростях и глупостях, которые с наслаждением вытворяет. Бонус: шестипалый Франц Роговски в роли фашиста, который играет Radiohead на рояле (I’m a creep). Страшно такое писать, но, кажется, эта сумасбродная сказка стала лучшим блокбастером фестиваля (прости, Дени Вильнев).

«Капитан Волконогов бежал»

Мама, я дома: 10 фильмов Венецианского кинофестиваля, с которыми вы побываете на пляже и в бездне

Не без радости и даже патриотической гордости хочется отметить отечественную ироничную сказку с анекдотичной завязкой: энквэдэшника мучает совесть. Картина стала если не откровением фестиваля, то новым акцентом отечественного киноязыка. Наташа Меркулова и Алексей Чупов осмысляют болезненные нарывы истории, о которых до сих пор с трудом говорят вслух, без надрыва, но с горьким флером. Внятная артикуляция мысли вообще удается картине лучше всего: в кадре либо молчат, либо говорят конкретно и четко, не мямля перед неудобными пассажами. Из-за этого фильм может показаться излишне прямолинейным, но Юра Борисов помогает этому проклятому макабру удерживать нужную будто бы несерьезную интонацию.
И тут нас заперли в замкнутом пространстве: рецензия на сериал «Колл-центр»
Ужас пола: рецензия на «Человека, который удивил всех»
Подкаст о фильме «Человек, который удивил всех»

«Мона Лиза и кровавая луна»

Мама, я дома: 10 фильмов Венецианского кинофестиваля, с которыми вы побываете на пляже и в бездне

На первый взгляд, жанровая безделушка, которую многие критики отказались воспринимать всерьез. Режиссерка иранского происхождения Ана Лили Амирпур от локальных арт-экспериментов сдвинулась в сторону глобализации: на экране снова ночь, но теперь темень опустилась на Новый Орлеан. Мона Лиза (Чон Джон Со) не возвращается одна домой, потому что возвращаться, в общем-то, некуда. Вместо постели у девушки есть суперсила: ей подконтрольна чужая воля — бедняги обречены повторять все жесты капризной кукловодчицы. Будто бы шутливая картина Амирпур лицом к лицу сталкивает мрачные сюжеты Стивена Кинга и энергичную визуальную манеру Шона Бэйкера, чтобы немного похулиганить и поговорить на ключевую тему, видимо, года («Титан» Жюлии Дюкорно получил главный приз Канн за то же). Тело и власть над ним.
Подкаст о женщинах в хорроре

«Мама, я дома»

Мама, я дома: 10 фильмов Венецианского кинофестиваля, с которыми вы побываете на пляже и в бездне

Еще один талант с сокуровского курса покоряет еще один международный фестиваль. Сложно не прибегать к сравнениями, но картина Владимира Битокова пусть и вырастает из той же земли Северной Кавказа, но сильно отличается по интонации и произношению от работ однокашников. Чудовищную историю о женщине, потерявшей сына на службе в Сирии, он рассказывает иронично и без груза античной трагедии (хотя предмет разговора даже помыслить страшно). Ксения Раппопорт играет одну из лучших своих ролей (в кино так точно), занимая место рядом с МакДорманд у МакДоны и Джоли у Иствуда (в «Трех билбордах» и «Подмене» соответственно). Кухонное и личное, материнское и женское аккуратно вписаны в общие побочные эффекты социальной политики и картотеку отечественной бюрократии. При этом Битоков не уходит в назидательность, лишний раз проговаривая, что человеку всего лишь нужен человек (много ли это, или мало).
О первом фильме Владимира Битокова
Щит случается: рецензия на «Три билборда»
Подкаст о Мартине МакДоне

15.09.2021 👁 11586

Также читают