Канадец Дени Вильнев экранизирует «Дюну», а что снимают его соотечественники?

Канадец Дени Вильнев экранизирует «Дюну», а что снимают его соотечественники?

В Торонто — онлайн и офлайн — сейчас проходит международный кинофестиваль TIFF-2021, где, помимо прочего, показывают и достижения национального кинематографа. Соседство с США и Олимпом Голливуда играет с Канадой злую шутку: представления об этой кинематографии преимущественно ограничены творчеством Долана, Натали, Мэддина, Марка-Валле).

Канадец Дени Вильнев экранизирует «Дюну», а что снимают его соотечественники?

Это совершенно не повод расстраиваться, наоборот — возможность присмотреться к режиссерам с родины Дэвида Кроненберга и Дени Вильнева, чья «Дюна» сейчас засыпает мировой и отечественный прокат. Алексей Филиппов рассказывает о шести фильмах, три из которых только что были показаны на фестивале.

Если вам окажется мало этих имен и названий, то на сайте Дня канадского кино есть интересный список из 150 картин.

«ХХ век» / The 20th Century (2019), реж. Мэттью Ранкин

Канадец Дени Вильнев экранизирует «Дюну», а что снимают его соотечественники?

Фантасмагорическая история про реального премьер-министра Канады Уильяма Лайона Макензи Кинга (Дэн Бирн), который в конце XIX века только собирается бороться за высокий пост. Впереди его ждут серьезные испытания: борьба за сердце девушки, которую увидела во сне его мать и назначила суженной, испытания для кандидатов в премьер-министры (довольно идиотские), участие Канады в британо-бурской войне, конфронтация милитаристской англоязычной части Канады с франкоговорящей миролюбивой.

«Двадцатый век» – дебют Мэттью Ранкина – довольно изобретательно излагает факты из истории Канады, но в формате синефильской сюрреалистичной комедии, где смешивается стилистика Гая Мэддина с его любовью к эстетике немого кино и зараженные линчевским гротеском комедии 1930-х, картонные декорации и абсурдистский юмор. Все здесь – вымысел, но и все здесь правда: от разделенной Канады до имен многих политиков и участия страны в войне с бурами; вместе с тем это история взросления, полнящаяся сексуальных намеков и гендерной игры (некоторых героинь играют мужчины, некоторых героев – женщины с усами). Настоящий праздник без границ.

Смотреть онлайн
Сохранить как: 10 фильмов 2020-го, которые вы могли пропустить

«Кошмары» / Come true (2020), реж. Энтони Скотт Бернс

Канадец Дени Вильнев экранизирует «Дюну», а что снимают его соотечественники?

18-летняя Сара Данн (Джулия Сара Стоун) испытывает проблемы со сном и матерью, поэтому дремлет на уроках и в туалетной кабинке. Бессонница выводит ее на сомнологов, которые проводят загадочный эксперимент: как выясняется, — наблюдают чужие сны при помощи специальных приборов. Сара соглашается стать подопытной.

Сравнивать всего лишь второй полный метр канадца Энтони Скотта Бернса со сновидением, живописью Бёклина или фильмами Линча и Кроненберга — слишком простой путь, хотя ориентиры будут не лишними. Помимо тревожно-размытой атмосферы «Кошмары» подкупают нездешним визуалом, который предлагает не только фильмы и сон, но саму жизнь и личность воспринимать как затертое изображение в кассете. И названные ассоциации — всего лишь фрагменты прошлых записей, которые проглядывают из-под парализующего, но неописуемого ужаса.

Смотреть онлайн

«В чужой шкуре» / Possessor (2020), реж. Брэндон Кроненберг

Канадец Дени Вильнев экранизирует «Дюну», а что снимают его соотечественники?

В будущем процветает индустрия заказных убийств, не оставляющих следов. Специально обученные люди проникают в чужое сознание и совершают (само)убийство чужими руками. Тася (Андреа Райзборо из «Мэнди») — настоящая профи, но возвращение домой (во всех смыслах) дается ей все тяжелее. Новая миссия и вовсе со звездочкой: надо из головы Колина (Кристофер Эбботт) убить его невесту Аву (Таппенс Мидлтон) и ее властного отца Джона (Шон Бин).

Второй полный метр Брэндона Кроненберга — сына короля боди-хоррора — продолжает генеральную линию отца, но в мутировавшем, довольно самобытном изводе. Бюджетные концепты, из которых Кристофер Нолан возвел «Начало» и отчасти «Довод», здесь скукоживаются до человеческих размеров и наряжаются в суровый неон ценителей старины (см. Панос Косматос). «В чужой шкуре» — одновременно история о страхах, действующих зачастую поперек сознания, игре разума, которой подвержены возлюбленные и начальство с подчиненными, а также мета-высказывание о дуэли автора и его персонажей. Как Колин сопротивляется засевшей в его мозгу Тасе, так порой все маленькие люди — от клерков до персов — ведут партизанскую войну с высшими инстанциями.

Смотреть онлайн

«Сент-Анн» / Ste. Anne (2021), реж. Рэйн Верметт

Канадец Дени Вильнев экранизирует «Дюну», а что снимают его соотечественники?

Рене (Рэйн Верметт) возвращается домой — запрятанную в лесах Сент-Анн, Манитоба, постройку, где время то ли остановилось, то ли спрессовалось в вечность. Ее дочь Афину давно воспитывают брат Модест с женой — Рене не было четыре года, и есть сомнения, призрак это, воспоминание, память ДНК или реальная встреча.

Дебют Рэйн Верметт зрел 14 месяцев при поддержке коренного населения Манитобы, и главный герой здесь, конечно, место: фильм начинается с неспешным фотообоев закатных небес, снятых то ли по мере усиления сумерек, то ли в разные дни, то ли сквозь эпохи. В повествование постоянно врываются прошлые жизни местечка: Хэллоуин с детьми в криповатых нарядах монахинь, семейное застолье, обсуждение фотоальбома или воспоминания о фамильной мечте купить дом именно в Сент-Анн. Иногда у кого-то за плечом появляется призрак бабушки, мамы или отца — хотя неясно: вдруг это отражение гостя в кухонном шкафчике? Фильм Верметт одновременно напоминает сумеречную зону — то есть фантомы, возникающие в памяти и взоре на закате, — и гениальный комикс «Здесь» Ричарда МакГуайра, где так же коллажно и симультанно (единовременно) показана история одного местечка на протяжении веков, тысячелетий, эпох. От коренных американцев до детей из будущего, пришедших на футуристическую экскурсию, чтобы узнать, что же такое дом.

«Ускорение» / Quickening (2021), реж. Хайя Васим

Канадец Дени Вильнев экранизирует «Дюну», а что снимают его соотечественники?

Шейла (Аруж Азим) живет в канадском пригороде вместе с родителями — выходцами из Пакистана (настоянии родители Аруж). Мама стремится контролировать дочь-подростка, папа испытывает трудности на работе, но стоически скрывает это от родных. У Шейлы тоже турбулентный период: желание открытого разговора с родителями, первая влюбленность, дистанция со сверстниками — особенно белыми, — а также проблемы в танцевальном кружке. В танце нужно выразить свое внутреннее состояние, но как это сделать, когда родные приучили обо всем молчать?

Дебют Хайи Васим (родилась в Пакистане, выросла в Швейцарии, киношколу закончила в Торонто) выразительно синтезирует опыт молодой женщины, воспитанной в дихотомии культуры Среднего Востока и социального ландшафта Канады. Это тактильное и тактичное кино, подмечающее не только (в том числе танцевальную) пластику отчуждения, но и как его формирует (или перенимает) пространство. В пасторальных сценах Лейла редко появляется в кадре целиком (линия горизонта отсекает глаза), дó‎ма — высокие потолки пустеющих в честь переезда комнат подчеркивают ее одиночество, а зеркала и другие отражающие поверхности разрезают девушку на части, как и происходит с ее попытками совместить разные плоскости жизни. И все же переезд — это возможность все собрать и расставить по новой, в том числе — выкинуть все зажимы.

«Кровавая зависимость» / Kicking blood (2021), реж. Блейн Турье

Канадец Дени Вильнев экранизирует «Дюну», а что снимают его соотечественники?

Вампирица Анна (Аланна Бэйл) чертовски устала от вечной жизни: череды однотипных жертв и одиночества в кровавой игре. Ее близкая подруга-библиотекарша Берниз (Розмари Дансмор) смертельно больна, но не сдается и хочет дожить все до капли. Переворотным моментом для Анны может стать встреча с Робби (Люк Билык), чья жизнь ушла под откос из-за алкогольной зависимости.

Блейн Турье — канадский хоррор-сатирик темного толка: неспешный темп и концентрация страданий его нового фильма производит впечатление скорее тяжелого похмелья, нежели насмешки над новой аристократией духа, выведенной здесь в виде спесивых хипстеров-кровососов. Анна и ее соплеменники буквально ловят кайф от порций крови, а на сбережения жертв продолжают беззаботную жизнь, что девушке одинаково претит. Глядя на борьбу с зависимостью Робби, который еще вчера хотел свести счеты с жизнью, она решает тоже сопротивляться видовой (или классовой) привилегии — как болезни, которая выпивает все человеческое. «Кровавая зависимость» напоминает героиновую драму, где вместо запрещенных веществ фигурирует человеческая кровь, именно этим и сбивая с толку: есть ли разница в масштабах страдания, если сравнивать человеческую и бессмертную жизнь?

18.09.2021 👁 13361

Также читают