Каким вышел новый «Крик» — почти нестрашным фильмом, где никого не жалко

Каким вышел новый «Крик» — почти нестрашным фильмом, где никого не жалко

Придуманная Уэсом Крэйвеном хоррор-франшиза в свое время стала каноном постмодернистских ужасов. Она породила множество последователей и перебросила мост для жанра из девяностых в нулевые. В 2022-м под аплодисменты фанатов ее перезапускают и продолжают одновременно, но кому-то может показаться, что страшилка вышла слишком уж пост-пост и мета-мета.

Станислав Зельвенский

Критик Кинопоиска

В Вудсборо снова неспокойно: юной Таре (Дженна Ортега), коротающей вечер в одиночестве, звонит незнакомец, интересуется, какой у нее любимый фильм ужасов, и, надев страшную маску, набрасывается на нее с ножом. Девушка остается жива, и к ней из Калифорнии, прихватив размазню-бойфренда (Джек Куэйд), спешит блудная старшая сестра (Мелисса Баррера), когда-то оставившая Вудсборо из-за жуткой семейной тайны. Когда список жертв начинает расти, о городке вспоминает и старая гвардия: спивающийся экс-шериф Дьюи Райли (Дэвид Аркетт), его экс-жена Гейл Уэзерс (Кортни Кокс), ведущая утреннего телешоу, и даже легендарная Сидни Прескотт (Нив Кэмпбелл) — женщина, которая выжила.

С четвертого «Крика» прошло 11 лет — не так уж безумно много по меркам долгоиграющих хоррор-франшиз; ровно такой же шаг, как между третьей и четвертой сериями. Но если в 2010-е главным новшеством в сериях был прогресс мобильных телефонов, то сейчас сменилась эпоха. Уэс Крэйвен, бессменный режиссер «Криков», умер. Харви Вайнштейн, их бессменный продюсер, превратился в чудище пострашнее Гостфейса. В моду вошел «возвышенный хоррор» — снобский ярлык к фильмам Джордана Пила, Роберта Эггерса, Ари Астера и других авторов этой волны. В первой же сцене героиня успевает сообщить, что примитивным «Ударам ножа» (двойник «Крика» внутри «Крика») предпочитает картину «Бабадук». В ответ, разумеется, вместо неторопливого ужаса она получает несколько старых добрых ножевых ранений.

Мелисса Баррера, Кортни Кокс, Нив Кэмпбелл

То, что «Крик» в перерывах между убийствами многословно комментирует состояние хоррора в целом и собственное в частности, конечно, не новость, а главное ноу-хау франшизы начиная с первых минут первого фильма. Когда-то это было неожиданно и смешно: в сиквеле герои обсуждали, что сиквелы всегда уступают оригиналам. Сегодня приставка «мета» стала такой расхожей, что ею называют многомиллиардный бизнес, а бренд ироничного хоррора, запущенный в 1990-е «Криком», давно растворился в иронии следующего уровня: франшиза «Очень страшное кино», пародия на пародию, в нулевые заработала для Вайнштейнов больше самих «Криков». В эпоху постиронии жанр загнал себя в тупик, что было понятно уже по «Крику 4», вполне ладному, но откровенно усталому и не слишком успешному в прокате.

Несмотря на это, сменивший Уэса Крэйвена дуэт Мэттью Беттинелли-Олпина и Тайлера Джиллетта поступил с чужим наследием максимально почтительно, если не сказать робко. Они попытались просто сделать так же, как раньше — куда честнее было бы назвать картину «Крик 5». Поскольку это продолжение той же истории примерно с теми же героями, непонятно, где тут перезапуск; в мире «Крика», где вышел провальный «Удар ножом 8», обсуждается «риквел» — нечто среднее между ребутом и сиквелом; окей, пусть будет риквел.

Ностальгирующих это, видимо, должно порадовать: играет «Red Right Hand», Дьюи выясняет отношения с Гейл, Джуди готовит лимонные кексы, из темных углов вылезают тени забытых предков. Молодые актеры выглядят, как положено, привлекательно и несколько отталкивающе (каждый из них может оказаться психопатом). Есть герой по имени Уэс (Дилан Миннетт из «13 причин почему») — именно его остроумные авторы помещают в классическую для слэшеров сцену с душем.

Дилан Миннетт, Джек Куэйд, Мелисса Баррера, Дэвид Аркетт

В то же время по-настоящему трудно ответить на вопрос, зачем все-таки понадобилась эта запоздалая реплика: фильм получился не то чтобы дурной, но во всех отношениях средний. Лишь отрезками Беттинелли-Олпину и Джиллетту удается воссоздать атмосферу циничного, но заразительного кровавого веселья, которая характерна для Крэйвена и его сценариста Кевина Уильямсона (и которой, кстати, в избытке в их собственном предыдущем фильме «Я иду искать»). Здесь на удивление много воды — эпизодов, где ничего не происходит. Убийства сделаны чуть жестче, кажется, чем обычно, но совсем без фантазии. Финальная разгадка разочаровывает, поскольку могла быть любой другой (это, впрочем, традиционная беда «Криков»), все объяснения притянуты за уши.

Совсем не страшно. Почти никого не жалко. Если сценаристы хотели сообщить хоррор-фанам, какие те неприятные люди, то это уже было в «Крике 4». Что же касается ветеранов франшизы, то для них это скорее парад, чем возвращение в строй — для нас, стало быть, скорее грустно, чем как-то еще.

[data-stk-css=»stkSvkAR»]:not(#stk):not(#stk):not(style) { background-color: rgba(247, 247, 247, 1); border-radius: 12px }
[data-stk-css=»stkBV54h»]:not(#stk):not(#stk):not(style) { padding: 29px }
[data-stk-css=»stk-vqEx»]:not(#stk):not(#stk):not(style) { width: 100px; margin: 0 auto }
[data-stk-css-m=»stkxKVey»]:not(#stk):not(#stk):not(#stk):not(style) { width: 100px }

15.01.2022 👁 17007

Также читают