20 лет «Братству кольца»: Как устроена самая зрелищная сцена фильма

20 лет «Братству кольца»: Как устроена самая зрелищная сцена фильма

В этом году фэнтези Питера Джексона «Властелин колец» празднует 20-летний юбилей: в начале 2001-го на экраны вышла первая часть саги, «Братство кольца». В связи с годовщиной отреставрированную трилогию выпускают в 4K по всему миру, а КиноПоиск разбирает сцену погони назгулов за эльфийкой Арвен и хоббитом Фродо — один из самых зрелищных эпизодов фильма.

Что происходит в сцене

Арвен (Лив Тайлер) — дочь Элронда, главного эльфа всея Средиземья — приходит на помощь Арагорну (Вигго Мортенсен) и хоббитам, которые только-только пережили нападение черных назгулов. Раненый Фродо (Элайджа Вуд) умирает, вокруг лишь темный лес и враги. Где-то на заднем плане маячат каменные тролли (привет истории Бильбо из «Хоббита»). Арагорн пытается отыскать лекарство в лесу, но время уходит. Тогда Арвен на коне Асфалоте, прикрывая собой Фродо, сквозь леса и поля мчит от гонящихся за ней призраков в Ривенделл, где их должна укрыть магия ее народа. Черные всадники подбираются все ближе. Добравшись до реки Бруинен, Арвен шепчет на эльфийском — поднимаются волны и уносят черную толпу. Фродо спасен, а кольцо доставлено в убежище эльфов, хотя ему еще предстоит совершить главное путешествие.

Как сцена построена

Арвен в ней появляется словно дважды. Сначала мы видим лишь клинок, который касается подбородка Арагорна, и слышим слова: «Следопыт застигнут врасплох?» На секунду кажется, что герои попали в новую передрягу. Авторы сцены играют со зрителем, выдавая лукавый саспенс и обещая развитие отношений Арвен и Арагорна. В этой сцене мы впервые видим их вместе и понимаем, что их что-то связывает.

Затем мы видим Арвен глазами Фродо, словно галлюцинацию: неожиданный яркий свет посреди темноты леса, белое развевающееся платье, прекрасное эльфийское лицо. Свет гаснет, и вот она склонилась над теряющим сознание хоббитом. Арагорн пытается изготовить снадобье для его раны, разжевав лекарственную траву. Получается, он умеет не только воевать, то есть убивать, но и исцелять — это важный штрих к его образу.

В книге Толкина Фродо спасают целых три персонажа. Эльф Глорфиндел нашел хоббитов в лесу и дал своего коня Фродо, на котором тот ускакал в Ривенделл в одиночестве. Элронд вызвал потоп на реке, а коней из волн помог создать ему Гэндальф. В мультфильме Ральфа Бакши, джексоновского предшественника, Глорфиндела заменил Леголас. В фильме Арвен появляется в качестве спасительницы неслучайно — не только потому, что режиссеру нужно было уделить героине больше экранного времени. Толкина нередко упрекают в отсутствии среди персонажей сильных женщин. В его книге роль Арвен действительно пунктирна и, скорее, декоративна. Тем не менее она несомненная наследница боевой эльфийки Лютиэн из толкиновского «Сильмариллиона», которая также пожертвовала своим бессмертием, чтобы разделить жизнь и множество опасных приключений со смертным Береном. Героизм и готовность Арвен едва ли можно назвать искажением толкиновского канона.

Визуальные образы

Погоня начинается с лихого пролета камеры: маленькая фигурка скачет по новозеландскому раздолью. Похожим образом камера пролетит над Арагорном, Леголасом и Гимли, когда в начале следующего фильма они пустятся на поиски похищенных хоббитов. Это широкое операторское движение, проносящееся через всю трилогию, помогает ощутить настоящее Средиземье, его воздух, простор и безграничность. Затем зрителя возвращают с небес, и подключается звенящий ритм, который монтажно отбивают мелькающие сквозь деревья противники — черные преследователи, издающие жуткие звуки, и Арвен. Они мчатся в клубах пыли, вздымающихся, как волны.

Визуальная кульминация противостояния — разделяющая два мира река, которую пытаются форсировать назгулы. Возникающая из воды белая конница, приподнятые копыта и изогнутый меч Арвен образуют противовес смятой в черное пятно толпе напротив.

Почему сцена важна

В этом эпизоде видно, как работает джексоновская магия. Его волшебство не беззаботное и бесплотное, а трезвое и увязанное с логикой физического мира; такой подход помогает почувствовать все напряжение и пережить трагичность квеста с кольцом.

Речные кони показывают, как магия Питера Джексона возникает не из воздуха, а буквально из воды. Да и вообще, может, это не магия, а наваждение полубессознательного Фродо; может, назгулов затоптали реальные лошади, может, смели могучие волны, похожие на разбушевавшихся коней. Когда Арвен стоит напротив них и, подняв меч, объявляет: «Он вам нужен, так идите и возьмите», — она готова к смертельной битве. В следующей склейке она растеряна, и ее шепот, призывающий на помощь силу воды, начинается как молитва. Только потом он звучит громогласно, как приказ.

Хотя Арвен принадлежит роду бессмертных, почти всесильных эльфов, в сцене погони она выглядит испуганной девушкой, вынужденной бежать от могущественных врагов. Точно так же и Фродо с Сэмом — беззащитные полурослики — вскоре отправятся к горе, выступив против безликого сокрушительного Ока. Рождается неочевидная, но убедительная метафора всей истории «Властелина колец»: хрупкая светлая Арвен в одиночку противостоит банде назгулов, безусловно, куда более сильных, чем она. И все-таки Арвен побеждает эту черную безликую орду.


Автор: Анна Закревская

16.04.2021 👁 13211

Также читают