Топ новости
Топ Новости

 «Там всегда были потери, в каждой командировке кто-то гиб. Но такого еще не было никогда», — рассказ наемника РФ о разгроме ЧВК «Вагнера» в Сирии. АУДИО

0 2

Российский пособник террористов Михаил Полынков обнародовал аудиозапись на которой, раненный российский наемник рассказал о том, как в ночь с 7 на 8 февраля была уничтожена колонна российских наемников из ЧВК "Вагнера" в Сирии.

Об этом сообщает Цензор.НЕТ.

Цензор.НЕТ сделал полную расшифровку разговора с российским наемником.

Я не очень люблю светить лицо на камеру, да и не мастер я разговорного жанра, но перед этой записью я просто обязан сказать несколько слов. Постараюсь не растекаться по древу.

Первое. Наверное, вы заметили обилие фейков, которые очень легко разоблачаются. Это может говорить только одно – что власть очень хотят замылить эту тему и скрыть правду. И пропагандоны всех рангов, от шестерки Роджерса до Доренко рьяно вступили в кампанию похорон этой правды под тоннами лжи.

Второе. Мне уже не один человек сказал, что без видео- и фотоподтверждений этой записи, ей грош цена. Во-первых, все, кто там находится (я имею в виду контрактников-добровольцев) не имеют право вести видео- и фотосъемку. В их смартфоны даже внедряется специальная программа, которая блокирует диктофон и камеру. И, в-третьих, какое имеет значение стоимость этой записи? Я же не собираюсь ее продавать. Это ложь легко и очень хорошо оплачивается, а правда не имеет цены.

Ну, и третье. Надеюсь, человек, с которым я говорил, не очень разозлится на меня за публикацию этой записи. Не его вина в том, что я ее сделал. Но люди должны знать правду, в любом случае. Погибшие не должны быть похоронены дважды: один раз на городском кладбище, втихую, а второй раз – в истории.

— Мне интересно (неразборчиво) как вообще называетесь? Не ЧВК же «Вагнер»? Фактически ж, вы по сути контрактники?

— (неразборчиво), а вообще – «Европолис» компания.

— Как?

— «Европолис» компания.

— «Европолис», да. Как частные сотрудники, нефтегазовая компания.

— Да

— Кто-то там трубы делает, кто-то еще что-то да?

— Да, хозяйственники, геодезисты, типографисты, отказываемся от орденов, медалей. Едем в Сирию гибнуть, это пункты контракта. Едем в Сирийскую арабскую республику только как бы по собственному желанию, там ознакомиться с политической атмосферой.

— Я столько всего знаю, я ж координатор добровольцев еще с февраля 14-го года, я на Донбасс отправлял, В Сирию как бы зарекся, это не моя тема. Ребят, сколько моих друзей уехало. Я уже заколебался их хоронить. И знаешь, те люди, которые говорят, что это фейк…. Я вот вчера годовщину отмечал (неразборчиво) погиб Костя, он 31 января еще погиб (неразборчиво) брали

— А, да?

— Гранатометчиком был

— (неразборчиво) не знаю

— Это в прошлом году.

— А, в прошлом.

— Год был. Только что был, отмечали, ездили на кладбище… Первый вопрос: сколько вас было вообще?

— Было три отряда.

— По сколько человек?

— Вообще численность отряда около 350, но там было, ну нашего…

— Одного отряда?

— Да

— Были Карпаты, бывшая Весна. «ДНР»-«ЛНР»

— Преимущественно из тех, кто приехали, — жители Донбасса?

— Или кто воевал, просто выбрали они именно ту компанию, как субподрядчики в строительстве. Работают с нами, им платят меньше

— (Неразборчиво) общевойсковая (неразборчиво) просто отряд

— Не, больше. Батальон, похоже, бежит к этому, ну, около двух рот

— Т.е. в общей сложности, человек 700 вас было там?

— До трех взводов, наверное, было, да. Танковое подразделение было. Кто еще был? Там тыловые какие-то, они входили

— Ваш дивизион

— Наш дивизион был

— Что за техника была?

— В дивизионе? М-30 37-го года, старенькие, ну, стреляли.

— (неразборчиво)

— Минометы там разнообразные

— Но ПЗРК у вас не было?

— Не было. Этого не было. У нас вообще Иглы (переносной зенитный ракетный комплекс. – Ред.) у кого-то были, видел, что есть такое название в штатной структуре, но там, скорее всего, ничего не было, потому что не было оказано никакого сопротивления.

— Вы выехали во сколько?

— Дело было так: мы…

— Да, расскажи сначала, как

— Ну, мы форсировали Евфрат

— Во сколько?

— Это было не сразу. Это было за четыре дня где-то до той ночи. Числа третьего. Более точно сказать не могу…

— Ну, понятно, заранее.

— Числа третьего мы форсировали Евфрат и выдвинулись к деревне (неразборчиво), стали там в этом поселке. Он такой, в принципе большой, вытянутый. Здания (неразборчиво) пострадали, дома были целые. Расположились в домах. Ну, и проводили подготовку. Где-то 3-4 дня мы были в этом поселке. (неразборчиво) За один день до начала штурма приехало танковое подразделение, подтянули, танкисты приехали. 7 февраля было как бы запланировано, именно ночная акция была запланирована. В 11 ночи мы собрались, наш отряд выстроил колонну.

— В 11 уже, да?

— Да, на окраине поселка со стороны завода

— (неразборчиво) называется?

— На окраине там со стороны завода, у нас была задача просто стоять в колонне и когда начнется штурм — там второй отряд штурмовал поселок какой-то, я не знаю даже или часть поселка какого-то (неразборчиво) они штурмовали. У нашего боевого подразделения была задача стоять колонной (неразборчиво)

— Контракты начали штурмовать?

— Да.

— Их послали?

— Да. И (неразборчиво) техники (неразборчиво) всего четыре было. Ну а мы должны были контрактам (неразборчиво) на помощь. Все началось в 11, все бодренько было. Танковое подразделение выехало, все там обследовали. (неразборчиво) на улице, там сначала машины стояли, а потом спешились, сели рядышком, артиллерия начала (неразборчиво).

— Штурм начался.

— Начался штурм, где-то около получаса, потом начали стрельбу минометы.

— Минометы или гранатометы

— Да

— 120-е?

— Да, по-моему, 120-е. Но не по нам. По нам они не попадали. Попали они вначале в (неразборчиво) Карпаты. Слышал по радиосвязи. Потом в артиллерийские попали (неразборчиво) корректировал, где-то корректировки какие-то – очень точное место расположения, а потом начались, через минут буквально 15-20 уже авиация.

— Авиация как было? Слышали что-то?

— Нет, нет (неразборчиво)

— Высоко слишком было, да?

— Нет. Типа Дронов прилетели.

— Вы их слышали или просто удары наносили, как пулеметы, что там было? Пушки?

— Нет. Были только ракетные удары.

— Ракетные удары?

— Да. По нашей колонне были ракетные удары. Первая ракета попала в БРДМ, там сразу же погибло 11 человек. Ну и сразу же за ним и мы рядом (неразборчиво)

— Ну вы (неразборчиво) машиной сразу да?

— Нет, мы пешком, понад заборчиками, просто в один ряд сели. Ну и (неразборчиво) то, что сидели, кто стоял, сразу вскочили. (неразборчиво) потом началось по радиосвязи сразу же передали, командир отряда передал, что (неразборчиво) американской авиации

— Но вы не знали, что американской?

— (неразборчиво) по радиосвязи. Ну, в принципе там же был (неразборчиво)

— (Неразборчиво)

— Командир отряда передал, что отряд попал под удар американской авиации (неразборчиво) Потом планомерное уничтожение стоящей колонны началось (неразборчиво) Там Карпаты тоже, когда мы уже уходили, пытались уйти, минут 20 не было связи. И уже уходили домиками

— Т.е. вы успели отойти, а кто не ушел, там…

— Да, да. Технику жгли, я знаю танки сожгли, которые с Карпатами наступали. Там один, по-моему вышел. Шестьдесят-двойка. Там было две шестьдесят-двойки (неразборчиво)

— Вас сколько было в подразделении? С вами приданные были танки? Не отдельной бронегруппой, а с вами еще

— Да, приданные были танки. У нас была еще бронегруппа, состоящая из БРДМ, БУ-57 и БУ-23. Но БУ-23 не входил, по-моему, в бронегруппу (неразборчиво). Просто стоящих расстреляли. Планомерно наносили удары. Мы попрятались по домам, оттаскивали раненых, (неразборчиво)

— Ты забирал, видел убитых?

— Да, конечно.

— Много было убитых?

— Да

— Ну, ты везунчик.

— Да, да.

— Из такого замеса

— Ну, прямо, не знаю. Очень близко рвануло. Может, техника приняла осколки. Мы сидели втроем, получается

— Сидели где? Под забором?

— Да, под забором. Вот так стояли.

— Каменный забор?

— Да, каменный. Облокачивались на него просто. А он… первая ракета угодила в бардак, а вторая походу из этой же партии где-то рядом упала, сразу. Я даже не понял. У меня такое ощущение, будто кулаком по мне ударили

— Онемело?

— Да. Даже не онемело, просто боль, удар, такое онемение

— Сначала онемение, потом..

— Побежали, да. В дольниках там (неразборчиво) раненых, начали…. Одного мужика привезли, притащили, он вообще там обгоревший был, наверное, из техники вытащили откуда-то. Картина из Грозного 94-го, сидел посреди комнаты вообще… (неразборчиво) так что нам еще очень сильно повезло… Мы вошли в дома, сразу же (неразборчиво) убитых и раненых (неразборчиво) начали мочить (неразборчиво) должны лекарства (неразборчиво) где мы стояли ранее. И мы начали уходить. Вообще там вакханалия была полная. Все друг друга ищут, все бегают непонятно (неразборчиво).

— Командир, я так понял (неразборчиво)

— Не, командир (неразборчиво) ничего не могу сказать (неразборчиво) все смешалось в одно, мы еще отбились…

— А отбивались от чего? Была пешая атака?

— Пешей атаки вообще не было. Отбились в смысле потерялись. Пешие не шли в атаку. Ну оттуда мы вышли… долго это было, мы вышли туда, где мы стояли. Там уже слышали вертолеты работают, именно пулеметами там

— Пулеметы уже вы слышали?

— Да, да.

— Это во сколько уже по времени было?

— Я не знаю точно.

— Это уже, наверное, глубокой ночью?

— Три

— Три часа ночи?

— Да. Потом мы начали уходить. Хотели вернуться. Поступил приказ уходить из поселка и начали уходить потихоньку. И уже на выходе из поселка, где-то километра полтора, может меньше, окраины начались, по нам опять был нанесен ракетный удар. Вертолет просто в чистом поле (неразборчиво) мы шли колонной

— Уже отходили (неразборчиво)

— Да, мы уже выходили из села (неразборчиво) прошли довольно прилично (неразборчиво) кого подбирали раньше, того машиной везли. Кто не успел(?) машине (неразборчиво)

— Но техника вся осталась?

— Да

— В вашем подразделении сколько было?

— Насколько я знаю… а, было? Раз… Бардак был придан (неразборчиво) Урал один. Ну, вот, сколько? Около 5 единиц техники. 5-6

— Это только в вашем подразделении?

— Да. Ну, все. На переправе (неразборчиво) танк и БРДМ.

— Целые, да?

— (неразборчиво)

— (неразборчиво) только танк и БРДМ?

— Да. Может из арты (неразборчиво). Командиры тянули получается вдоль этой колонны по дворам. Там все стояло. (неразборчиво) Артиллерия, по-моему, опять работала, но я уже не разбирал. Артиллерия, вертолеты. Все горело. Все одинаковое, домики одинаковые, непонятно куда идти. Я, слава Богу, еще легко отделался. (неразборчиво) привезли под утро. (неразборчиво)

— (неразборчиво)

— Переправы.

— А, возле переправы?

— Там дальше есть КПП, не помню как называется, туда нас (неразборчиво). А оттуда уже (неразборчиво) госпиталь. Из (неразборчиво) на авиабазу. С авиабазы уже самолеты российских ВВС, вертолеты…

— Сразу повезли?

— Да.

— Т.е. я понимаю, вас по форме, в чем были, и сразу на борт и сюда?

— Да, да. Конечно. Вот у меня до сих пор

— Ну я видел…

— (неразборчиво) лежит, дырявая, блин.

— Ну тебе действительно повезло.

— Да. Так что вот такие дела. Ну, довольно много (неразборчиво)

— Ты ж (неразборчиво) раненный, сколько было раненых?

— Не, раненых вообще. Единицы целые остались. Я знаю только двоих. Троих, точнее.

— А, раненых много было?

— Много. Практически все остальные (неразборчиво)

— Ну, вот на борту, сколько было раненых?

— Человек, наверное, около 30. (неразборчиво) вертолет

— около 30 человек, да?

— (неразборчиво)

— В этих трех группах сирийцы были?

— Я видел их до.

— Их называли еще охотники…

— Я про них вообще ничего не знаю. Я слышал про них. Но я видел их до того, как (неразборчиво) выходили просто, искали там матрасы, такую всякую фигню. Я видел сирийцев, они на (неразборчиво) проезжали, махали там (неразборчиво). А когда были уже в (неразборчиво), то уже видел, носили раненых, 4, по-моему, человека

— Но в ваших группах их не было? Эти две группы чисто были русскими

— Нам (неразборчиво) давали сирийские флаги, (неразборчиво) технику, кому-то давали сирийские флаги.

— (неразборчиво)

— Ну, типа того. Так что вот такие дела.

— У меня такое ощущение, что просто эту тему (неразборчиво)

— (неразборчиво)

— Как это, не знаю, сделать (неразборчиво) это миф, что вас нет.

— А я так до недавнего времени вообще к этой кампании относился, думал, что ее нет, пока мне один товарищ мне военную тайну не раскрыл. Он служил в военной (неразборчиво)

— (неразборчиво) предлагали, правда не такие астрономические деньги. Мне, предлагали 5 тыс. просто за человека, а 300 долларов за специалиста, с опытом. Так как ко мне постоянно обращаются, у меня ж своя компания (неразборчиво), я послал просто, я так не могу (неразборчиво), что война не наша, не Донбасс.

— Я понял.

— За русский мир. Там нет русских, поэтому как бы нужно Донбасс защищать.

— (неразборчиво) Донбасс там тоже очень круто с Донбассом.

— (неразборчиво) погибли, да?

— Нет, вообще там работает

— Ну, я имею в виду, кто был уже на Донбассе.

— Да, да. Большинство.

— А эти Карпаты там тоже нормально покрошило?

— Да. Но они же считайте…

— Они же штурмовали первыми.

— (неразборчиво) Я видел там их фотографии (неразборчиво) вроде как бы целые были, ну, более-менее (неразборчиво).

— Вашей группы, да?

— (неразборчиво) Говорили до этого, что будет работать типа ПРО нашей российской армии, понятное дело.

— Ну, как они не знали, что американцы, что у них есть точка? Не предупредить – вместе ж работаете, ГСОшники(?) с вами ж контактируют?

— (неразборчиво)

— Может, специально так. Потому что и американцы не особенно торопятся раскрывать.

— (неразборчиво)

— И как бы там российских войск не было, а может, кто-то и был, мы толком не знаем ничего. Они ж наверняка все знают.

— Ну да, само собой. (неразборчиво) если они знали (неразборчиво) россияне, там только одна русская речь в эфире была (неразборчиво) были моменты, когда радиостанция. Работает радиостанция, слышны искажения – кто-то влезал в частоты. (неразборчиво) Нам точно не дано узнать, что да как, почему так получилось.

— Пропаганда сейчас на полную катушку. Вчера слушал Доренко, который говорит, что все фигня

— Который ведущий?

— Да

— Ну, понятное дело, (неразборчиво) представляет, какой масштаб.

— Хоть и не моя война, но меня бесит, что наше государство… (неразборчиво) не нужно объявлять Америке войну. Вы просто привезите и похороните пацанов, чтобы человеческое отношение было и к тем, кто там в (неразборчиво) погибли, их там с честью хоронят и слава, а те кто… они ж наемники, они за деньги пошли. И тут же плюют им в могилу. Ну как так? Одни и те же люди, как так можно? Это ж неправильно с людьми. Я точно знаю, что мог пойти не за деньги. Например, в Москве той же самой, он просто человек войны. На Донбассе началось, он пошел туда. Вернулся из первой командировки, такой: слушай, ну пока я дома здесь, 3 месяца, давай (неразборчиво) на Донбассе поработаю. Просто такой, пипец, блин. Действительно, многие верили, что на дальних рубежах мы (неразборчиво). Но такое отношение нашего государства меня просто бесит.

— (неразборчиво) Ну, не знаю, там люди как бы, они не жалуются на это

— Ну, понятно.

— (неразборчиво). Конечно, погибших очень жаль, тем более, столько. Там всегда были потери, в каждой командировке кто-то гиб. Но такого еще не было никогда.

Напомним, 8 февраля американские войска уничтожили колонну российских наемников численностью, по различным оценкам от 300 до 500 человек, с танками, артиллерией и легкой бронетехникой, которая была направлена для захвата нефтяных месторождений в районе сирийского Дейр-эз-Зора. Асадовское информагентство и министерство обороны России подтвердили факт атаки американских сил на колонну близ города Дейр-эз-Зор в Сирии. Также информацию о бое подтвердило министерство обороны США.

Украина на censor.net.ua

Вам также могут понравиться

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.